background++gv3                                Народный артист РОССИИ

                                        Баянист,профессор

backgrou                      Александр  СКЛЯРОВ

"Citta di Lanciano"
 


                          

 


     Гостевая книга

Главная

    Биография

     Звуковые примеры

    Фото

     Видео

    Критика

    Контакт

   Дискография

  

 

 

Приветствуем Вас на официальном сайте Народного артиста России, баяниста,профессора

Александра СКЛЯРОВА

Интервью,пресса

Александр Скляров

Аншлаг для баяна с оркестром

Это был тот самый случай, когда в зале, как говорится, «яблоку негде было упасть!» Любители музыки, маститые профессионалы и юные музыканты из трех (!) городов - Томска, Северска и Асино - собрались в концертном зале МКЦ ТПУ для того, чтобы встретиться со своим кумиром - лучшим баянистом современности Александром Скляровым. Народный артист РФ, Лауреат самых престижных Международных конкурсов, профессор, Почетный Президент французской Ассоциации баянистов и аккордеонистов и т.д., и т.п. по приглашению Томского политехнического университета впервые посетил Томск. Таких громоподобных оваций, которыми слушатели благодарили баяниста за блистательную программу, наш город не слышал давно…

- Александр Владимирович! Где и у кого Вы учились?

- В Москве - в училище, а затем в Институте имени Гнесиных. Мой профессор - Сергей Михайлович Колобков передал мне настоящую исполнительскую школу. Но все дело в том, что в то время мы занимались не только «у педагога». Мы общались, слушали «другую» музыку. За девять лет в Москве я не пропустил ни одного концерта Святослава Рихтера! Ходил без билета, «прорывался» через конную милицию, упрашивал контролеров - шел на прорыв, на все, что угодно! Я не пропустил ни один из спектаклей Большого театра, постоянно бывал в драматических театрах - на Таганке, в Вахтанговском и театре Моссовета… У меня была куча абонементов. Порой от усталости я засыпал в зале, но чувствовал неумолимую потребность «быть везде». И сейчас своим студентам говорю: «Идите, слушайте!»

- Какую музыку, какой стиль Вы предпочитаете играть сегодня?

- Я - романтик по натуре… Предпочитаю музыку, в которой есть мелодия, душа! Очень люблю старинную музыку, Моцарта могу играть на протяжении четырех часов! - столько произведений Вольфганга Амадея входит сейчас в мои программы (естественно, в переложении для баяна). Но для томичей я приготовил оригинальные баянные произведения современных авторов - сольные и для баяна с оркестром.
Очень доволен совместной работой с вашим оркестром (прим. ред. - Томским Муниципальным Русским оркестром МКЦ ТПУ).

- На каком баяне Вы играете?

- На самом лучшем в мире! Баяне Воронежской фабрики АККО - его инструменты действительно «победили» всех отечественных и зарубежных соперников!

- Часто ли ездите на гастроли?

- Сейчас - намного меньше. Но дефицита выступлений не испытываю. За свою исполнительскую жизнь я сыграл более 4100 больших сольных концертов! Иногда думаю - неужели это сделал я? Ведь собственно к выступлениям присоединяются переезды, автомобили, самолеты, записи… Но для меня это - обычная гастрольная жизнь!
Я без публики - не могу! Правда нынче я чаще бываю за границей. Сейчас готовлюсь к концерту в лучшем зале мира - Нью-Йоркском «Карнеги-холле». Люблю выезжать во Францию - прово жу там массу концертов, фестивалей, даю уроки и мастер - классы.

- Французы любят баян?...

- Современный баян и французский кнопочный аккордеон - один и тот же инструмент! С небольшой разницей в настройке. Он считается национальным инструментом у французов, и очень распространен в Европе.

- Почему французы учатся у Вас?

- Они убеждены, что лучшая музыкальная исполнительская школа - только в России! С удовольствием играют наш репертуар, посещают наши занятия.

-А отечественная молодежь выбирает баян?

- Безусловно, но нашим соотечественникам все чаще приходится думать о будущем. Молодежь достигает определенных высот исполнительства, но гарантии стабильной интересной работы нет… Как и у многих нет возможности для приобретения хорошего инструмента.

- Что же дальше? Какова «баянная» судьба?

- Я верю, будет возрождение баяна, он вернется в широкую исполнительскую практику и в круг слушательских интересов. Современные российские композиторы с удовольствием пишут для баяна. Есть в нашем деле настоящие энтузиасты. Они «не перестроились», не ушли в бизнес, не бросили баян. И я буду свой крест нести до конца дней!
Моя душа - баян, я отдаю ему все силы. И что бы там ни было, буду играть на нем - пока могу!...

Материалы подготовила музыковед
Вера Тимофеева

ГЛАВНАЯ ЛЮБОВЬ ЕГО ЖИЗНИкороткая подборка статей и анонсов.Основная страница прессы,интервью.

Персона: СКЛЯРОВ Александр

ЧЕМПИОН И ЕГО БАЯН

Скляров – самая настоящая живая легенда отечественного исполнительского искусства и действительно уникальное явление. О нем и слушатели, и коллеги, и критики – все говорят исключительно в превосходной степени. Профессор Воронежского института искусств Александр Владимирович Скляров – чемпион мира по игре на баяне. Именно чемпион! Дело в том, что баян – единственный музыкальный инструмент, который может принести своему обладателю чемпионский титул. Один из самых престижных международных конкурсов баянистов именуется «Кубком мира», и маэстро Скляров не только победитель этого конкурса, но и автор до сих пор не побитого мирового рекорда!

Александр Владимирович, вы настолько виртуозно владеете инструментом, что создается впечатление, что с баяном вы – единое целое. А когда впервые взяли в руки баян?

Играю лет с пяти-шести. Тогда у меня была маленькая гармошечка-двухрядка. Я ведь родился в Борисоглебске, это песенный край: массовые гулянья, гармошка… Сейчас все немножечко уходит. А тогда я, маленький сорваненок, бежал, смотрел на эту гармошку: «Папа, папа, купи мне! Такую хочу! Хочу играть!». У меня отец играл, поэтому как-то само собой так вышло, что себя без баяна в руках я даже и не мыслил. В моей жизни все связано с баяном. Я посчитал, что уже отыграл порядка четырех тысяч концертов! Это невозможно, по-моему, повторить…

И что, до сих пор волнуетесь перед выступлениями?!

Да. А если волнения нет, то и смысла нет! Бывает так, что музыкант приезжает, отыграл концерт – и ни испаринки, готов еще играть. Если так, значит, играл на механике, без эмоциональной отдачи. А для меня на самом деле каждый концерт неповторим, и даже то, что играл уже сто или двести раз, каждый раз играю немножко иначе.

Чемпионов мира по игре на баяне немало, ведь конкурс проводится ежегодно. Но рекорд, установленный вами 26 лет назад, насколько я знаю, до сих пор не побит. Вы получили 99 баллов из 100 возможных…

Могу уточнить: 99,78 из 100 возможных. 22 сотых недобрал! Да, это рекорд. Даже не знаю, как это можно было поставить такие баллы?! Я часто сам сижу в жюри и, как бы гениально не играл человек, но из 40 я поставлю 39 – и это очень высокая оценка, даже 35 – замечательная. А в моем случае… Все как будто сговорились. Но сговориться было невозможно, потому что в жюри – по одному человеку от каждой страны, к тому же, выступления конкурсантов-соотечественников судьи не оценивали. В первом туре я недобрал всего лишь 22 сотых до высшего балла. Во втором туре – 25 членов жюри единогласно поставили мне по 40 из 40 возможных. В третьем туре из 30 получил 29,78. Все потом бегали и считали эти мои баллы и говорили, что такого просто не может быть.

После победы у меня часто брали интервью и постоянно спрашивали: «Ну, вот он новый чемпион. Что вы теперь будете делать? Наверно, у вас контракты?». А я отвечал: «Я еще не закончил институт». Тогда я еще был студентом 4 курса Гнесинки. «Как, – удивлялись журналисты, – вы еще будете учиться? Вы ведь уже всего достигли!». А я знал, что буду еще учиться и впоследствии буду совершенствовать свое мастерство. А как же иначе?! Просто мне выпал шанс, судьба так сложилась: выйти, сыграть и получить звание. В то время, кстати, было очень трудно даже просто поехать на какой-нибудь конкурс – жесточайший отбор по всему бывшему Советскому Союзу. Это сейчас – заплатил деньги и участвуй. Можно легко и напрямую ехать. На каждом международном конкурсе по 30-40 человек из России. А раньше желающих было по сто человек, а поехать на конкурс в год могли только двое.

Многие удивляются, узнав, что конкурс исполнительского мастерства носит такое чисто спортивное название «Кубок мира». И уж тем более звание «чемпион» совсем не ассоциируется с музыкой…Согласен, спортивный оттенок есть. Больше того: конкурс, в котором участвовал я, требовал еще и физической выносливости. Это был уникальный конкурс, когда нужно было в течение суток играть все три тура. Первый начинался поздно вечером, затем бессонная ночь, второй тур – в 7 утра. Я играл вторым по жребию, практически в 7.15 уже вышел играть. Третий тур – днем. Я был так измотан, что потом просто сил не хватило встать на какие-то там поздравления. Так что хоть и «чемпион мира по баяну» – звание не официальное, но победителей Кубка мира провозглашают именно чемпионами, как в спорте.

Александр Владимирович, вы объездили если не весь мир, то все крупные страны точно. А, как думаете, где вас больше любят?

Не знаю. Будет, наверно, очень нескромно сказать… Бывают удачные и неудачные концерты – все зависит от формы. Заранее никогда наверняка не знаешь, что тебя ждет нынешним вечером здесь или завтра в другом городе. Но я как-то не обижен судьбой – всегда меня везде ждут, всегда публика желает контакта со мной. Если вдруг увижу какое-то недовольство публики, увижу полупустые залы, уйду со сцены. Но я счастливый человек. Меня почему-то везде любят. За что? Может, немножечко кокетничаю, но действительно не совсем понимаю. Много недостатков, много различных нюансов, деталей, которыми я не доволен, много еще надо работать, много не доделано… Я знаю, что нужно продвигаться дальше.                                                                                                                                                 Куда же лучше?

А лучше всегда возможно. Наверно, больше всего, я так понимаю… начинаю понимать, публику подкупает то, что я играю от сердца, играю, как чувствую, живу каждой нотой. Публика ведь воспринимает музыку через эмоции, как ни крутите. Я романтик по натуре. Это мой Бах, это мой Моцарт… Мне многие говорили: «Саш, такое ощущение, что ты эту музыку написал, вместо Баха. Как будто ты это творишь». Да, это мое! Может быть, в ущерб какому-то стилю…Практически все исследователи и критики пишут, что надо обладать даром в любом самом быстром темпе прослушать каждый звук и его прожить. Это то, что я делаю.

Журналисты, особенно на Западе, очень любят придумывать всевозможные громкие эпитеты. Какой из эпитетов, относившихся к вам, вас больше всего смутил?

Я часто бываю во Франции, уже практически там живу, там мои семейные отношения, ученики, мастер-классы… И, я помню, там была афиша и в газетах писали: «Самый большой бриллиант в музыкальном исполнительстве»… А еще никогда в жизни не забуду один концерт. Играл в католическом храме. Отыграл программу, вышел со сцены, и слышу – в зале полная тишина. Обычно люди расходятся, разговаривают, какой-то шум всегда. А тут… Что вообще происходит – не могу понять! Выглянул и увидел – все люди стоят и смотрят вверх. Я подумал, что, может, какая-то литургия начинается после моего концерта… Спросил, что случилось. А мне ответили: «Понимаешь, для них есть Бог, а после него – Александр Скляров. Они прощаются с тобой. Они не верят, что ты был здесь. Ты Оттуда явился, подарил им эту радость, этот концерт, и улетел Туда, и они говорят тебе «до свидания». Я начал смеяться: «Да ладно! Вы, французы, ненормальные люди?! Что такое?» – «Да нет, Саша, это действительно так».

Я до сих пор многих вещей не могу понять. Неужели такое действительно происходит с публикой. «Самый большой бриллиант», «беспрецедентный концерт», «Ангел Скляров», «единственный в мире» и другие слова я видел на своих афишах за рубежом, так про меня писали и говорили, а когда я спрашивал «Зачем так?», мне отвечали: «Ты действительно такой!».

Я никогда не болел какой-то манией величия. Мне кажется, происходит переоценка моих возможностей с инструментом. Есть много потрясающих исполнителей, все мы делаем общее дело, все мы стараемся, у каждого есть свои плюсы и минусы, общее – мы живем ради инструмента.

 

А бывает такое, что ваш инструмент капризничает, показывает характер?

Не подумайте, что я сошел с ума, но для меня баян – действительно как живой. Я с ним разговариваю… Может показаться, что здесь есть элемент рекламы, сказки какой-то, но было даже, что друзья-музыканты проводили такие своеобразные эксперименты: пока я не видел, прикасались к моему инструменту... Даже не играли на нем, а просто прикасались к клавишам. И вот я возвращаюсь, беру баян и: «Ребята, кто трогал мой инструмент?!» Я это физически ощущаю. Что-то есть в этом…

Музыка – уникальный вид искусства – через инструмент. А инструмент – это тебе не хоккейная клюшка, которой шайбы забрасывают. Хотя, возможно, клюшку тоже надо чувствовать. Но там, я думаю, все-таки больше механики, а здесь… Баян для меня – живой организм. И он тоже с характером. Это не предмет – это живая душа, через что я общаюсь с публикой, через что выражаю все свои эмоции, все, чем хочу поделиться. Моя главная работа – концертная деятельность. Живу для публики, и счастлив, если меня понимают.

 

беседовала Марина КОРЧАГИНА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Админ  Nikolaj Petruk